Categories:

Хорошая я

Тут недавно один egornebo рассказывал, как он жёг книги. Так вот, мне тоже приходилось совершать предосудительные поступки. Нет, не так: я совершала предосудительные поступки. “Приходилось” звучит так, как будто у меня не было выбора. Но выбор, конечно, был, это я выбирала быть мудаком, хотя могла бы выбрать иначе.

Я однажды била собаку металлической цепью до крови. (Подросток-доберман, практически щенок, убежал от меня и отсутствовал почти час. Потом вернулся, и я его побила). Я поливала живую рыбу кипятком, пока она не сдохла. Я как-то раз спокойно сидела и смотрела, как обезумевший от наркоты и эмоций здоровенный ублюдок смертным боем бьёт парня вдвое меньше него, и я ничего не делала, хотя очень даже могла бы. Просто не хотела. (Парня спасло то, что он выпрыгнул из окна. Был второй этаж, и бедняга отделался переломом).

А уж сколько я говорила такого, за что стыдно, — и не счесть. Однажды лучшая подруга рассказала мне, что её изнасиловали в лифте. Так вышло, что позже в тот день нам нужно было подниматься на верхний этаж и, зайдя в лифт, я возьми и скажи ей: “Заходи давай, уж я тебя не изнасилую!”. Миленькое чувство юмора, не правда ли? Боже, до сих пор помню, как удивлённо она на меня посмотрела.

Делая все эти вещи, я всякий раз думала: “Да что ж ты творишь-то, а?”. С моральными ориентирами у меня всё в порядке, у меня сложности с тем, чтобы вовремя им следовать.

И вот тут должен был быть рассказ о том, как я на этот раз переплюнула сама себя, но выяснилось, что я не просто чмо, а гораздо хуже — я трусливое чмо, так что у меня не хватило храбрости признаться даже дорогому дневничку. Поэтому, если ты когда-нибудь ещё усомнишься в своей добродетели, просто знай: неуловимые мстители настигли меня ты ещё совсем ничего. По сравнению со мной.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic